Главные звезды подиума СССР: все о Миле Романовской, полюбившей Андрея Миронова и сбежавшей за границу


Когда речь заходит о русских моделях, большинство вспоминают лишь имена красавиц, чья карьера началась в конце девяностых-начале нулевых. Как будто до Натальи Водяновой, Саши Пивоваровой, Натальи Семановой, Александры и Лиды Егоровых нашими девушками не интересовались на Западе. На самом деле о первых русских манекенщицах, с трудом прорвавшихся из Советского Союза за границу, известно немного и далеко не всем. Woman.ru исправляет это упущение и запускает цикл материалов об отечественных модельных дивах с эффектной внешностью и невероятно интересными судьбами. Они покоряли суровые подиумы СССР, влюбляли в себя знаменитых артистов, сводили с ума представителей высшей власти и в какой-то момент ставили на кон все, что у них было, не ведая, что ждет их дальше.

55 лет назад профессия манекенщицы в нашей стране не была такой востребованной, престижной и хорошо оплачиваемой, как сегодня. Девушек, демонстрировавших одежду, пренебрежительно именовали «манекенками», платили мало и причисляли к рабочим «второго сорта». Неудивительно, что все они мечтали вырваться за границу, где к моделям было совершенно иное, более восторженное и трепетное отношение. Первой, кому удалось это сделать, была Людмила (или сокращенно — Мила) Романовская.

С чего все начиналось

Как это часто бывает, в мир моды наша героиня попала случайно. Подруга девушки, подрабатывающая в ленинградском Доме моделей, заболела и попросила подменить ее на вечерней презентации. На подиуме уверенная в себе Романовская произвела фурор. Далее последовали предложения о постоянной работе, а вскоре наметилась и столь желанная поездка за границу. На Западе Людмила — эффектная блондинка — считалась воплощением славянской красоты. Иностранные журналисты называли ее Snegurochka и были покорены с первого взгляда.

Первое, что Мила сделала, оказавшись за границей, — отправилась по магазинам и накупила, насколько позволяли скудные сбережения, одежды. Ведь в годы юности, сразу после войны, ей приходилось носить одежду, сшитую из парашютов.

В прессе Романовскую нередко именовали «русской Твигги», но это не совсем верное сравнение. Роднили британку и россиянку разве что огромные глаза и платиновые волосы. В отличие от Твигги Мила не отличалась худощавостью. В Советском Союзе вообще не было по-модельному худых моделей. Сухопарость тогда ассоциировалась с голодом и лишениями, поэтому девушки должны были быть видными и статными — что называется «кровь с молоком». Неудивительно, что на фоне своих западных коллег они нередко смотрелись чересчур массивно.

Непримиримая вражда

В 1967 году Людмила Романовская получила звание «Мисс Россия». Правда, к нынешнему конкурсу (который к тому же проводится лишь с 1989 года) оно не имеет никакого отношения. В то время в Монреале проходила международная выставка текстильной промышленности, в которой принимали участие семь стран. Мила, представлявшая СССР, вышла на сцену в красном платье с золотой вышивкой, и зал взорвался аплодисментами. Интересно, что демонстрировать наряд (а вместе с ним и страну) должна была главная соперница Романовской, Регина Збарская, но комиссия решила, что светловолосая Мила в этом образе смотрится более органично.

Простая в общении и доброжелательная Мила была полной противоположностью неприступной, капризной и дерзкой Регины, слишком быстро взобравшейся на звездный пьедестал и так же стремительно рухнувшей вниз.

Об их вражде слагали легенды. Многие из них легли в основу сериала «Красная королева», в котором роль Романовской исполнила актриса Маруся Фомина.

Збарская ненавидела Романовскую не только за ее профессиональные успехи, но и за то, что той посчастливилось стать мамой. Свою первую и единственную дочь Мила родила в 19 лет. Как известно, Регина, по просьбе мужа сделавшая аборт, впоследствии не могла иметь детей и страдала от этого до конца своих дней.

Мужья, любовники и знаменитые поклонники

С победой на международном конкурсе Милу поздравляли все, кроме собственного мужа, набросившегося на нее с кулаками и обвинениями в измене. Униженная и оскорбленная она приняла непростое для себя решение расстаться с супругом и закрутила недолгий, но головокружительный роман с Андреем Мироновым. Знакомство с актером состоялось благодаря Валентину Гафту — тогдашнему мужу близкой подруги Романовской, манекенщицы Алены Изоргиной.

На тот момент Людмиле исполнилось 27 лет, и она готова была выйти замуж во второй раз. Только не за Андрея Миронова, влюбившегося в другую девушку, а за художника Юрия Купермана. Впрочем, причиной расставания актера и манекенщицы могло быть не столько его очередное увлечение, сколько не всегда мужественное поведение.

В одном из своих интервью Романовская вспоминала, как во время драки с ее первым мужем, не терявшим надежды вернуть жену, Миронов «быстро смылся: он берег лицо и в драку не лез».

Второй муж Людмилы также пострадал в драке. Правда, не от рук первого супруга своей возлюбленной, а от крепкого кулака Никиты Михалкова. Спустя много лет они со смехом вспоминали этот эпизод, причиной которой стала галантность режиссера, поздравившего модель с успешным показом, и ревность художника, решившего, что с его женой флиртуют.

Юрий и Людмила стали одной из первых пар, получивших разрешение на выезд из СССР с целью продолжить карьеру в эмиграции. Решив не упускать шанса вырваться из-под железного занавеса, Мила уехала в Австрию. Далее были Израиль и Великобритания, где блондинке сопутствовала удача.

Преследование КГБ

Впрочем, все было далеко не так идеально, как хотелось бы верить. Люди, подавшие документы на эмиграцию, считались врагами народа. Такая участь ждала и Романовскую с Куперманом. Агенты КГБ пытались выявить хоть какую-нибудь оплошность, помешавшую бы паре покинуть СССР. Не найдя ничего компрометирующего, они отправились за ними в Вену. Первое, что Людмила услышала, сойдя с трапа самолета, были слова, отпечатавшиеся в ее сердце на долгие годы: «Мила! Как ты могла предать Родину!».

О тех, кто не только покинул страну, но и достиг успеха на Западе, в СССР было принято забывать. Именно поэтому сегодня так мало известно о том, как в дальнейшем сложилась судьба одной из первых советских манекенщиц. Из немногочисленных заметок в СМИ нам удалось узнать, что Людмила Романовская была востребована в профессии —сотрудничала с такими Домами моды, как Pierre Cardin, Christian Dior и Givenchy. Счастье она обрела и в личной жизни. Свою последнюю и самую яркую любовь в лице британского бизнесмена Дугласа Эдвардса она встретила во время перелета из Парижа в Лондон. Третий супруг стал для Людмилы Романовской тем, кого она ждала всю жизнь, — настоящим рыцарем, мужчиной ее мечты. В графстве Херефордшир он поселил свою даму в великолепном доме XVIII века с небольшим парком, ставшим идеальным местом для прогулок вдвоем.

К сожалению, в архивах сохранилось ничтожно малое количество снимков тех лет. Но даже по имеющимся у нас кадрам можно судить о том, какой потрясающей внешностью обладала эта женщина.

-->